Закон о защите инвесторов может привести к коллапсу на рынке концессий и ГЧП

Закон о защите инвесторов может привести к коллапсу на рынке концессий и ГЧП

«Так инвестпроекты не делают», – прокомментировал президент Сбербанка Герман Греф главное требование законопроекта «О защите и поощрении капиталовложений» – вкладывать собственные инвестиции в уставный капитал или имущество. Но именно так государство пытается стимулировать бизнес вкладываться в экономику, пишут "Ведомости".

Законопроект о защите и поощрении капиталовложений Минфин разрабатывал почти два года. Но пока проект, который должен защищать инвестиции, создает дополнительные риски. Больше всего бизнес боится, что внедрение принципов законопроекта приведет к остановке уже запущенных концессий и проектов ГЧП, а новые соглашения заключаться не будут. К 2024 г., по прогнозам InfraOne, число соглашений о ГЧП и концессиях может вырасти в 3 раза, а инвестиции в них – до 1,8 трлн руб.

Необходимо вывести нормы законов о ГЧП и концессиях из-под действия законопроекта, призывают эксперты. Иначе появятся финансовые риски для уже запущенных инфраструктурных проектов, предупреждали банкиры и инвесторы на обсуждении проекта в аналитическом центре при правительстве. Возможность применять существующие механизмы инвестиций – концессии и ГЧП – ограничена законопроектом, говорилось и в презентации Сбербанка (представлена на парламентских слушаниях проекта).

Законопроект вводит общее регулирование всех инвестпроектов и его нормы будут применяться к любым концессиям и проектам ГЧП.

Но это влечет серьезные риски. По законопроекту для участия в инвестпроекте государство должно заранее определить такие расходы, но в концессиях и ГЧП-проектах это невозможно: выплаты часто предполагаются только при наступлении определенных условий, например необходимости компенсации минимального гарантированного дохода или расходов при особых обстоятельствах, обращают внимание юристы юрфирмы VegasLex в заключении на законопроект («Ведомости» ознакомились с копией, подлинность подтвердил сотрудник компании). Но по законопроекту для получения таких выплат нужно пройти новое согласование и соблюсти критерии. Кроме того, в концессиях выплаты происходят не единовременно, а постепенно, но по новому законопроекту государство сможет отказать в согласовании очередного платежа даже из-за неправильной заявки, это может привести к дефолту проекта и банкротству частного партнера, пишет VegasLex.

Юристов беспокоит и то, что государство сможет участвовать в инвестиционных проектах, только когда инвестор не может реализовать проект сам, пишут юристы VegasLex, это сделает невозможным реализацию многих, в том числе крупных, транспортных концессий. А ключевое требование проекта – суммы собственных инвестиций в проект – и вовсе сложно выполнить: так, к ним не будут относиться акционерные займы. То есть спонсоры не смогут профинансировать концессионера с помощью акционерных займов, предупреждает старший юрист Herberth Smith Freehills Яна Иванова.

Еще одна претензия – срок действия соглашений о защите инвестиций: даже для самых крупных проектов он ограничен 20 годами. Есть риск, что инвестиции просто не окупятся за это время, пишут юристы VegasLex, но тогда инвестор рискует оказаться без господдержки.

Соглашения о защите инвестиций не смогут заменить концессии, уверена управляющий партнер «Пионеров ГЧП» Дарья Годунова, в них слишком много ограничений. Процедуры подписания соглашений нечеткие, продолжает она, это лишь новый инструмент, пока не готовый к использованию. В таком виде он приведет к коллапсу на рынке, заключает Годунова.

Решить проблему можно несколькими способами – полностью исключить применение законопроекта к концессиям и ГЧП. Либо четко разграничить сферу применения закона о защите инвестиций – он не должен применяться к концессионным проектам, говорит Иванова. Газпромбанк предлагает вывести из-под действия законопроекта лишь все заключенные до его вступления в силу концессии, при этом предоставить приоритет закону о ГЧП и концессиях над новым законопроектом, если между ними есть противоречия. Представитель Минфина не ответил на запросы «Ведомостей».